понедельник, 14 ноября 2016 г.

Тайна графини Сегеди

В канун Дня учителя в  Кузбассе умерла старейшая в России
107-летняя графиня Галина Сегеди
…Высшее общество, которое помнит графа Евгения Сегеди – умного, с тонкой душой, безукоризненными манерами, и прелестную графиню Галину Сегеди – ее легкую походку, бесподобную шляпку и небывалую самостоятельность, давно «перепорхнуло» с паркета бальных залов на страницы учебников истории разных стран мира. Еще нынче летом, на свое 107-летие, она говорила племяннице Татьяне Ваньковой в городе Ленинске-Кузнецком:
— Танечка, даже неудобно как-то, ничего у меня не болит.
А девять дней назад, помолившись перед сном, прилегла на диван и больше не проснулась. «Ушла» во сне… В наследство от нее остались удивительные рассказы о жизни за границей и дороге в Россию, о чудесах и… лагерях. А также одна старая тетрадь с бесценными записями… 
Любовь и разлука
Она родилась в 1908-м, в Китае, в Харбине, в семье ветеранов русско-японской войны – сестры милосердия Ольги Львовой и офицера Трофима Мазгового. Отец получил назначение на строительство КВЖД. За границей жить не планировал. Но пришлось. К тому же русская диаспора после прокатившихся потом русских революций 1917 года, приняв несколько волн эмигрантов, в Харбине разрослась.
— Мне нравилось в Харбине, — говорила Галина Трофимовна. – Мы, дети, получили классическое образование. Сохранили русские традиции. Ходили на русские спектакли.
Там, на сцене любительского театра, она и увидела впервые графа Сегеди. Журнал «Эпоха» в рецензиях на спектакли очень хвалил игру графа. Например, его роль в «Идиоте» по Достоевскому, где граф играл Мышкина. «Крик князя в посмертной сцене Натальи Филипповны до сих пор стоит в ушах», — писал рецензент.
— Евгений Петрович хорошо играл, — показывала мне журнал Галина Трофимовна.
Их сердца и соединила любовь к театру…
Впрочем, есть еще легенда о зеркале, показавшем обоим суженого и суженую… Поклонников у Галины было много, но замуж она не собиралась. Увлеклась салоном модной одежды для высшего общества, который открыла. И в ее салоне знакомая должна была встретиться с графом Сегеди, договорившись о свидании. Галина предупредительно вышла. Граф вошел в салон в миг, когда она у зеркала поправляла прическу за ширмой. А горничная неожиданно убрала ширму. Взгляды молодых людей встретились в зеркале. Это была любовь с первого взгляда.
— Евгений Петрович был графом венгерских корней, — объясняла мне Галина Трофимовна. – Его предок жил в Венгрии, его замок был в городе Сегед. В середине XIX века в Венгрии было восстание, и он бежал в Россию. Его приняла Екатерина, и прапрапрадед тот поселился в Симбирской губернии, женился на русской…
Позже уже будущий свекор Галины Петр Сегеди был генерал-губернатором Симбирской губернии. Его знал Ленин. В 1917-м, в разгар революции, Петр Сегеди с семьей, охраняемый преданными крестьянами, благополучно добрался до станции, сел в поезд на Китай и так избежал гибели.
Его сын Евгений Сегеди получил высшее образование уже в Китае. И, женившись на Галине, работал в дипломатической миссии.
— В 1947-м, после окончания Второй мировой войны, пошла волна репатриации. Евгению Петровичу было приглашение вернуться в Венгрию. Но он рвался в Россию… Я тоже. И мы с мужем поехали. Получили назначение на Урал. Там мужу был не климат — перебрались в Ташкент. Евгений Петрович преподавал в театральном институте и работал помощником режиссера на «Узбекфильме», я – помощником режиссера по костюмам.
В 1949-м мужа арестовали, меня следом – через полгода. Как врагов народа…
Граф Сегеди чудом выжил тогда в лагерях в красноярской тайге, графиня – в Мордовии. Он на лесоповале, она – прачкой при лагерной бане. Их освободили, реабилитировали после смерти Сталина. Они нашли друг друга снова в Ташкенте и даже смогли вернуться на тамошнюю киностудию.
— Я прожила с Евгением Петровичем 60 лет. После его смерти и затем распада СССР мы с племянницей бежали из Ташкента в город Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области, продали там – купили здесь квартиру, и всё с тех пор слава Богу, — говорила мне графиня, поклонившись иконе Казанской Божьей Матери…
Этот лик с нею с детства. Он «нашел» графиню даже в лагерях (передали через несколько лет сами охранники). И с этой иконой графиня летела в самолете из Узбекистана в Кузбасс, прижав ее к сердцу…

Ключ

Тетрадь в коричневом переплете — пожалуй, самое важное завещание графини. Она ее наказала передать правнучке-лингвисту, которая сейчас учится за границей.
В тетради, протянутой мне племянницей графини, краткий курс английского языка, собственная разработка-методичка графини Сегеди. Ведь она была репетитором – учила детей и студентов английскому и французскому языкам почти полвека. В Ташкенте хотели даже учебник Сегеди выпустить.
Но чем же спецкурс графини Сегеди, умершей в канун Дня учителя и имеющей сотни учеников, отличается от обычных учебников? Дело не только в ее учительском таланте…
— Она начинала учить языку с пересказа сказок, тех же братьев Гримм, — объясняет Татьяна Ванькова.
Понимаю. В сказке – концентрация народного языка. Поэтому ученики графини начинали говорить по-английски сразу…
А еще, полистав тетрадь, вижу: темы идут блоками. Сначала все прилагательные: fine — прекрасный, sunny — солнечный, rainy — дождливый, well — здоровый, ill — больной и так далее. Они будят чувства.
В самом конце – глаголы. И на самой последней странице – самые страшные глаголы на свете: to kill — убивать, to steal — воровать…
Так старейшая графиня России, столько испытавшая в жизни, учила своих учеников миру и предостерегала от неверного пути…

Источник: Максименко, Лариса Тайна графини Сегеди [Текст] / Лариса Максименко // Кузбасс. – 2016. - 15 октября.

4 комментария:

  1. Спасибо, Ирина Михайловна. Интересно!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Любовь Семеновна! Эта женщина прожила долгую, интересную, но трудную жизнь. На фотографии за спиной графини ее портрет в молодости.

      Удалить
  2. Очень интересная публикация, трогательная. Спасибо, Ирина Михайловна

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я люблю читать о знаменитых людях Кузбасса. И всегда хочу поделиться со своими читателями. Спасибо, Анна Борисовна, что забегаете ко мне.

      Удалить