воскресенье, 27 марта 2016 г.

ПРОЧИТАЙТЕ ИНТЕРЕСНЫЙ РАССКАЗ - "ЭТО ЗАВИСИМОСТЬ"!

Я начал заниматься этим очень рано, когда мне не было ещё и семи лет. Однажды попробовав, я уже не мог остановиться. Это занимало все мои помыслы, на это уходила каждая свободная минута. Мне было стыдно. Пацаны во дворе гоняли в футбол, а я сидел у себя в комнате, будучи не в состоянии оторваться от любимого занятия. Это приобрело характер мании: я занимался этим по ночам, под одеялом, чтобы меня не поймали родители. Но они всё таки заметили. Отец сказал, что и он был этим увлечён, это в общем-то естественно и даже безвредно, но следует всё таки контролировать эту привычку, к тому же на улице такая хорошая погода и там гуляют красивые девчонки. 


четверг, 24 марта 2016 г.

Как на свете без любви прожить...

24 марта 2016 года - 110 лет со дня рождения 
Клавдии Ивановны Шульженко (1906-1984), 
советской певицы, актрисы


"Я не раз слышал от композиторов, пишущих для эстрады, чьи произведения исполняет Клавдия Ивановна, что она умеет открывать в песне, особенно лирической, такие стороны, о которых сами авторы прежде не подозревали.
 ... есть немало песен, которые живы в памяти народа, поются до сей поры только потому, что к ним приложила свое мастерство, свою душу Клавдия Шульженко."
(Леонид Утёсов)

ЭХ, АНДРЮША

Слова: Григорий Гридов
Музыка: Илья Жак


МОЛЧАНИЕ

Слова: Михаил Матусовский
Музыка: Исаак Дунаевский


Оригинальная прокрутка текста

Клавдия Ивановна Шульженко родилась 24 марта 1906 года в Харькове. Вот что она сама вспоминает: «С детства мечтала стать актрисой драматического театра. Эта мечта зародилась во мне еще до того, как я впервые побывала в настоящем театре. Мы жили в Харькове, на Владимирской улице. Район наш назывался Москалевкой. Наша семья — отец, мать, брат Коля и я — занимала флигель, в котором жила еще и соседка. Первое художественное впечатление было связано с отцом. От него я впервые услышала украинские народные песни. Он приобщил меня к пению. Бухгалтер управления железной дороги, отец мой серьезно увлекался музыкой: он играл на духовом инструменте, как тогда говорили, в любительском оркестре, а иногда и пел соло в концертах. Его выступления, его красивый грудной баритон приводили меня в неописуемый восторг... Тем не менее, ничто не предвещало моей песенной судьбы. В гимназии Драшковской, где я училась, любимым предметом была словесность. Я учила наизусть стихи русских поэтов, которые с восторгом декламировала и на уроках, и в пансионе подругам по комнате... ...Не скрою, к большинству предметов относилась как к обременительной нагрузке. Мне очень жаль, сегодня могу в этом сознаться, что я несерьезно отнеслась и к занятиям по музыке. Родители, заметив мои музыкальные способности, определили меня к профессору Харьковской консерватории Никите Леонтьевичу Чемизову, удивительному педагогу и добрейшему человеку. Он занимался со мной нотной грамотой и исподволь обучал пению. «Ты счастливая, — говорил он, — у тебя голос поставлен от природы, тебе нужно только развивать и совершенствовать его». Петь я любила, но не считала пение своим призванием. Все мои мечты были о сцене драматического театра. И «виноваты» здесь были не только наши любительские спектакли. «Виноват» был кинематограф с его Верой Холодной, Иваном Мозжухиным, Владимиром Максимовым — кумирами зрителей тех лет. Они не говорили и не пели, но, тем не менее, покорили мое сердце, разжигая мечты об актерской карьере. «Виноват» был и театр. Именно он оставил во мне самые яркие впечатления юности. Театр в нашем городе был замечательный. Его руководитель — один из крупнейших режиссеров тех лет Николай Николаевич Синельников, собрал великолепную актерскую труппу. Каждый поход с папой в театр Синельникова становился для меня праздником. И разве не естественно, что безумно хотелось, чтобы этот «праздник был всегда со мной». И я решилась. Ранней весной 1923 года, когда мне еще не было семнадцати лет, отправилась к Синельникову «поступать в актрисы». В то время театр этот был одним из самых интересных периферийных коллективов, славившийся и режиссурой, и репертуаром, и актерским составом. Быстрое зачисление Шульженко в столь сильную труппу говорит о ее таланте. В театре Шульженко прошла хорошую актерскую школу, но тяга к эстраде оказалась сильнее. В 1928 году Шульженко едет в Ленинград уже в качестве эстрадной певицы. Надо сказать, что в те годы положение эстрадного артиста, как и всей эстрады в целом, было незавидно. Вскоре певица впервые выступает на сцене Мариинского театра, в концерте, посвященном Дню печати. «Легко можно догадаться, что чувствовала молодая исполнительница, как она волновалась, — пишет И.А. Василинина. — Но все окончилось не просто хорошо, а блистательно. Ее долго не отпускали со сцены. Она пела весь свой репертуар, тот, который «сомнительный», «вчерашний день», «чепуха», — «Красный мак» и «Гренаду», «Жорж и Кэтти» и «Колонну Октябрей». Она легко переходила от шуточной песенки к гражданской, романтической. Она подчиняла себе зал, который неистово аплодировал, требуя продолжения выступления. Буквально в один вечер имя Шульженко стало известным. И тогда... владельцы кинотеатров «рискнули» заключить с ней контракты. Она начала давать свои концерты перед демонстрацией фильмов. Для только-только начинающей певицы здесь не было ничего зазорного. Это были честь, признание, возможность стать рядом с лучшими мастерами эстрады, среди которых были такие, как Владимир Хенкин, Изабелла Юрьева, Наталия Тамара и другие. Все они участвовали в концертах, проходящих перед началом сеанса. Очень скоро зрители стали «ходить» главным образом на Шульженко...» После успешного дебюта на сцене Московского мюзик-холла в программе «100 минут репортера» в 1929 году Шульженко приглашают в Ленинградский мюзик-холл. В ее репертуаре появляются песни «Никогда», «Негритянская колыбельная», «Физкультура». Но уже тогда слушатели заставили молодую певицу сделать выбор. Наиболее благосклонный прием имели песни лирические — о любви, такие, как «Кирпичики», «Шахта номер 3». В конечном итоге уже в первый период своего творчества Шульженко стала петь о людях, которых хорошо знала, об их чувствах и настроениях. Шульженко участвует в театральных постановках, снимается в кино. В кинокомедии Э. Иогансона «На отдыхе» певица исполняет лирическую песню героини фильма Тони. Пластинка с записью «Песни Тони» стала фонографическим дебютом Шульженко. «В джазе Якова Скоморовского, солисткой которого она стала в 1937 году, — пишет Г. Скороходов, — запела разные по характеру песни: зажигательного «Андрюшу» (И. Жак — Г. Гридов), задумчивые «Часы» (музыка и слова А. Волкова), шуточного «Дядю Ваню» (М. Табачников — А. Галла), но возвращаться к песням, в которых «идеология» выглядела принудительным довеском, песням с «голым» лозунговым текстом не решалась, была уверена, что риторика ей противопоказана, что у нее свой «лирический голос», и его не нужно нагружать чуждой ему манерой — не выдержит». В 1939 году Шульженко стала лауреатом Первого Всесоюзного конкурса артистов эстрады. «Шульженко явилась украшением Первого Всесоюзного конкурса артистов эстрады, — отмечает Скороходов. — Ее выступлениям сопутствовал огромный зрительский успех. Сразу же после завершения состязания последовало приглашение в Дом звукозаписи. Здесь она напела пять песен — факт, означавший выход ее пластинок на всесоюзную арену: диски, изготовленные с матриц Дома Апрелевским и Ногинским заводами, распространялись по всей стране. Ее снимают для всесоюзного киножурнала «Советское искусство» — единственную из вокалистов, участвовавших в конкурсе. Руководство ленинградской эстрады сочло нужным организовать для Шульженко джаз-оркестр, программы которого, в отличие от выступлений коллектива Я. Скоморовского, будут строиться главным образом на песнях, исполняемых Шульженко. Она же была назначена и одним из художественных руководителей нового ансамбля». В январе 1940 года был организован джаз-оркестр под управлением Шульженко и В. Коралли, который решено сделать театрализованным. В своей первой программе, под названием «Скорая помощь», музыканты обыгрывали эпизоды, связанные с организациями, призванными оказывать «скорую помощь» в быту. Вторая программа целиком строилась на «радиоконферансе». В репертуаре нового ансамбля много шуточных песен: «Нюра», «Курносый», «О любви не говори», «Упрямый медведь». С началом Великой Отечественной войны Шульженко вступает в ряды действующей армии — становится солисткой фронтового джаз-ансамбля. Только за первый год ленинградской блокады певица дала пятьсот концертов. В конце 1941 года в репертуаре Шульженко появилась знаменитая песня «Синий платочек» — одна из самых популярных песен военного времени. В своей книге Клавдия Ивановна пишет: «Однажды после выступления нашего ансамбля в горнострелковой бригаде ко мне подошел стройный молодой человек в форме, с двумя кубиками в петлицах. — Лейтенант Михаил Максимов! — представился он. Робея, заливаясь краской от смущения, симпатичный лейтенант сказал, что написал песню. — Я долго думал о ней, но все не получалось. А вот вчера... Мелодию я взял известную — вы, наверное, знаете ее, — «Синий платочек», я ее слышал до войны, а вот слова написал новые. Ребята слушали — им нравится... — Он протянул мне тетрадный листок. — Если вам понравится тоже, может быть, вы споете...» Мелодия «Синего платочка» была знакома мне. Я ее услышала впервые в одном из концертов Белостокского джаз-оркестра — в довоенной Москве лета 1940 года. Ее автора, польского композитора Иржи Петербургского (на наших афишах его именовали то Юрием, то Георгием), одного из руководителей гастролировавшего коллектива, знали как создателя исполнявшегося в 30 х годах чуть ли не на каждом шагу танго «Утомленное солнце». Пела это танго и я — не могла устоять перед очарованием романтической мелодии, только у меня называлось оно «Песней о юге» (текст Асты Галлы). «Синий платочек» в том, довоенном варианте мне понравился — легкий, мелодичный вальс, очень простой и сразу запоминающийся, походил чем-то на городской романс, на песни городских окраин, как их называли. Но текст его меня не заинтересовал - показался рядовым, банальным... Лейтенант Максимов написал, по существу, новый текст, сумев сделать главное — выразить в нем то, что волновало слушателей 1942 года и продолжает волновать до сих пор как точная фотография чувств и настроений солдата тех далеких военных лет. Позже эту песню назовут «песней окопного быта», но мне думается, дело здесь не в терминах, тем более что не каждый из них может выразить суть. А суть, на мой взгляд, была в ином. Новый «Синий платочек» в простой и доступной форме рассказывал о разлуке с любимой, проводах на фронт, о том, что и в бою солдаты помнят тех, кого они оставили дома. Сам платочек стал теперь не девичьим атрибутом, что «мелькнет среди ночи», как в прежнем варианте, а символом верности солдата, сражающегося за тех, с кем его разлучила война, — «за них — таких желанных, любимых, родных», «за синий платочек, что был на плечах дорогих». И произошел случай в моей исполнительской практике уникальный. В тот же день после одной-единственной репетиции отдала песню на суд слушателей. «Приговор» был единодушным — повторить! И, пожалуй, не было потом ни одного концерта, где бы ни звучало это требование. Песня попала в точку. Думаю, что мне она далась так легко потому, что настроения и мысли, отразившиеся в ней, витали в воздухе. Я старалась выразить в «Синем платочке» то, что узнала и увидела на встречах с фронтовиками, чем жила, о чем думала. Эта простая песенка мне показалась необычайно эмоционально насыщенной, потому что она несла большие чувства — от нежности к любимым, преданности им до ненависти к врагу. Песня полюбилась повсюду. В частях, куда мы приезжали впервые, меня встречали вопросом-просьбой: «А «Синий платочек» споете?» После концерта слушатели подходили и просили «дать им слова». С улыбкой вспоминаю, как иногда превращалась в учительницу, ведущую диктант, а солдаты — в прилежных учеников, записывающих под диктовку «Синий платочек». С песней этой для меня связаны десятки самых дорогих воспоминаний, сотни волнующих страниц военной жизни...» В послевоенный период певица находится на пике популярности. Многие композиторы и поэты предлагают ей свои произведения. Они понимают, что само имя Шульженко гарантирует зрительский успех. Но не всякая, даже и хорошая, песня попадала в репертуар певицы: «Я ищу песню — значит, я смотрю, слушаю десятки песен. Как же приходит ощущение, что вот эта песня — моя, эта тоже, а другие — нет, не мои? Ответить на этот вопрос легко тогда, когда я могу предъявить к произведению конкретные претензии: допустим, оно мне кажется недостаточно выразительным или глубоким, не нравится музыка, холодным и скучным представляется текст. Но ведь бывает и так: всем хороша песня, а я просто слышу, как превосходно может она прозвучать в чьем-то исполнении... Только не в моем. Мы с ней чужие друг другу». С 1950 года артистка сотрудничает с известным композитором Исааком Дунаевским. В репертуаре певицы появляются его песни «Окрыляющее слово», «Письмо матери», «Школьный вальс». Дунаевский пишет и песни для фильма с участием Шульженко — «Веселые звезды». В 60-е годы Клавдия Ивановна отказалась от многих песен, которые, по мнению певицы, не соответствовали ее возрасту. Она все чаще обращается к репертуару военных лет. В 1965 году певица выступила на Первом фестивале советской эстрадной песни. «В эти свои вечера К.И. Шульженко пела только о любви, — пишет И.А. Василинина. — Она пела, говорила, шептала любовные признания. Была раба любви и ее госпожа. Она превозносила это великое и таинственное чувство и смеялась над ним. Была отвергнута, брошена, забыта и снова счастлива, желанна, любима. Она утверждала, что любви все возрасты покорны. И заставляла безоговорочно верить этому. Царила на сцене женщина, певица, актриса. Царила вновь. Десять дней над входом Государственного театра эстрады висел плакат: «Все билеты проданы». Десять дней на дальних подступах к театру спрашивали: «Нет лишнего?» Десять дней счастливчики, заполнившие зрительный зал, с нетерпением ждали открытия занавеса... Так в октябре 1965 года проходил в Москве Первый фестиваль советской эстрадной песни». С конца 70 х годов Шульженко прекращает выступления с сольными программами, но принимает участие в сборных концертах и делает новые записи на фирме «Мелодия». Одна из самых популярных песен ее репертуара того времени — песня «Вальс о вальсе» Э. Колмановского на стихи Е. Евтушенко. «Талант этой замечательной артистки таков, что, раз спев песню, она делает ее своей, «шульженковской», — сказал Э. Колмановский. — Мы, авторы песен, не можем быть за это в обиде. Наоборот, мне кажется, что именно благодаря исполнению Клавдии Шульженко «Вальс о вальсе» получил столь долгую и счастливую жизнь». Умерла Шульженко в 1984 году в Москве. С сайта http://www.tonnel.ru/?l=gzl&uid=353

суббота, 19 марта 2016 г.

ЗАЖИГАЙТЕ ЛЮБОВЬЮ ЗВЁЗДЫ...

20 марта - Международный день счастья


Кто сказал, что ЛЮБИТЬ уже поздно,
Что не будет больше Весны?..
Не зажгутся на небе звёзды, 

Не воскреснут былые сны?..
Ну, а если опять девчонкой
Стать хочу, — под откос ГОДА!
Вновь смеяться от
Счастья звонко
И поверить, что Молода?..
И пускай виски серебрятся,
Лишь бы Счастьем светилась всегда.
ВОЗРАСТ — это Души Богатство,
А Душа — всегда МОЛОДА!
НЕТ! ЛЮБИТЬ никогда не поздно!
Пока вертится наша Земля

Зажигайте ЛЮБОВЬЮ звёзды…
Вон, смотрите, Горит — МОЯ!
(Мила Григ)


"Скажите, Вы когда-нибудь любили?
Скажите, в Вашем доме плыл рассвет?
А голуби над головой кружили
Свой самый белый в мире менуэт?
Скажите, в Вашей спальне пела вьюга?
А Вы читали ей свои стихи?
А в каждом взгляде Вы искали друга
И брата, как лекарство от тоски?
А Вы когда-нибудь стояли на вокзале,
Вдыхая сложный запах поездов,
А Вам казалось, что Вы в тронном зале
Почти что задохнулись от духов.
Скажите, Вы когда-нибудь рыдали
Навзрыд от Счастья горького с утра?
А душу на салфетках отдавали
Редакторам, ревнителям пера?
А Вы надеялись на Божью волю?
А в осень с листьями летали в свет?
А Вы благословляли свою долю,
Когда любовь предаст
И больше нет надежд?
А Вы смиряли строгую гордыню,
Пытаясь одолеть свои пути?
А Вы любили так, что даже имя
Вам больно было вслух произнести?
И если Вам хоть чуточку знакома
Ошибок рябь моей шальной руки,
То, значит, это Вам, а не другому,
Я написала все свои стихи"
(Люся Моренцова)

  

Давным - давно, а может и не правда... 
По свету шла уставшая Любовь, 
И ничему была она не рада, 
Сбивая об дорогу, ноги в кровь. 
На встречу ей, красива и надменна..
Шла Ненависть в изящных башмаках. 
Она была прекрасной королевой, 
С ехидною усмешкой на губах.
Увидела Любовь и обалдела: 
"
Да, что с тобой, красавица моя?
Совсем недавно ты была другою,
Где красота безумная твоя?"
Подняв глаза, потухшие без света,
Наполненных слезами от обид,
Любовь не знала точного ответа,
Лишь понимала, что душа болит. 
И Ненависть ей протянула руку:
"Ну, что ж давай, тебе я помогу, 
Иди со мной, несчастная подруга,
На шаг я от тебя теперь пойду. 
Я просто поддержу, чтоб не упала,
И, если надо заменю тебя..."
Любовь ей головою закивала,
Опять же, ничего не говоря. 
Так и пошли они по свету рядом,
Любовь сначала, Ненависть потом.
И друг за другом следуют упрямо...
Почти всегда заходят вместе в дом..

 СЧАСТЬЕ ЕСТЬ

Слова: Михаил Засидкевич и Kristina Raires
Музыка и Исполнитель: Сати Казанова


Читайте, смотрите продолжение на блоге "Волшебный фонарик"! 


среда, 16 марта 2016 г.

ВТОРОЙ "ОСТРЫЙ" РЕПОРТАЖ ТАТЬЯНЫ ДРЫЖОВОЙ


Блог Татьяны Дрыжовой
«Школьная библиотека: сегодня и завтра» 

"Редко я пишу «острые» материалы. Но иногда случается.
Вот и сейчас не могу приступить к подготовке очередного номера журнала, пока не выполню обещание, данное себе же самой, – написать о работе в жюри конкурса школьных библиотекарей региона N.
Пожалуй, никогда еще так ярко конкурс не показывал мне все те проблемы и «штампы», которые есть в школьном библиотечном сообществе. Конечно, конкурс для школьных библиотекарей – повод переосмыслить, систематизировать свою работу, освоить новые технологии ее представления. Проводится на уровне региона впервые. А для меня как члена жюри и инициатора конкурсных проектов для школьных библиотекарей он был возможностью увидеть лучший опыт, процессы в образовании, школе, библиотеке, но и те (даже не знаю, как назвать) штампы, клише, мысли, которые сегодня выглядят уже несколько странно.

Возможно, мой пост покажется некоторым коллегам – библиотекарям – немного злым или слишком критичным. И возможно, это повлияет на чье-то решение об участии в конкурсах журнала о внеурочной деятельности и оформлении пространства. Но не поделиться своими мыслями я не могу.

Уверена, что кто-то со мной не согласиться, у кого это вызовет протест… Я буду рада любым комментариям, замечаниям, мнениям. Мне это очень важно. Можно комментировать в блоге, писать в группе журнала в Фейсбуке и на почту bibliomir@bk.ru"

Продолжение читайте в блоге Татьяны Дрыжовой «Школьная библиотека: сегодня и завтра».



суббота, 12 марта 2016 г.

Как на Масленой неделе... в городе Полысаево

Масленица в Полысаево



Один из любимых русских праздников – МАСЛЕНИЦА! Во времена язычества Масленица праздновалась в день весеннего равноденствия: считалось, что в этот день пробуждаются духи природы. И сам праздник символизировал переход от холода к тёплым денькам. После Крещения Руси Масленица по-прежнему осталась любимым праздником. Правда, гулянья теперь не совпадают с равноденствием, а проводятся накануне Великого поста. 

 

И сегодня Масленица широко празднуется, а уж на Масленой неделе только ленивый не печёт блинов. По традиции проводятся народные гулянья с обязательными атрибутами – масленичными обрядовыми песнями, молодецкими забавами, борьбой, традиционными играми и хороводами.





среда, 9 марта 2016 г.

пятница, 4 марта 2016 г.

Литературный клуб "СВЕТЛЯЧОК"


Электронная книга, созданная с помощью онлайн-сервиса "FlipSnack.Com"
Проект "Литературный клуб "Светлячок"
для уч-ся начальных классов 
МБОУ "Средняя общеобразовательная школа №44 
с углубленным изучением отдельных предметов"

г.Полысаево, Кемеровская область





Гимн Литературного клуба
"Светлячок"
Песня "Дружба"
(видеохостинг YouTube)




среда, 2 марта 2016 г.

Календарь памятных и знаменательных дат

Календарь памятных и знаменательных дат 
на март 2016 года


1 марта – Всемирный день кошек. Профессиональный праздник фелинологов

3 марта – Всемирный день писателя

6 марта – Международный день детского телевидения и радиовещания

7 марта -  1695 лет со дня объявления воскресенья нерабочим днем

7 марта -  75 лет со дня рождения Андрея Александровича Миронова
(1941-1987), советского актера
ЧИТАЙТЕ ДАЛЬШЕ...